in ,

«Передумал»: бывший скинхед уничтожил тату, чтобы начать жить заново

Брайон Уиднер был убежденным нацистом и активным скинхедом. Но. найдя любовь и став отцом, он порвал с прошлым.

На память остались лишь татуировки на все лицо, которые, казалось, невозможно свести. Но Брайон не сдался и добился своего: за 16 месяцев он очистил лицо почти без следа.

Это Брайан Уиднер. По его собственным словам, он многие годы был «пограничным социопатом», чья душа была полна ненависти и насилия. В 14 лет он стал скинхедом и в течение 16 лет принимал активное участие в нацистском движении на западе США.

Уиднер заслужил прозвище «Питбуль» и стал одним из организаторов ячейки Vinlanders Social Club, члены которой насилием проповедовали превосходство белой расы. Ячейка стала самой быстрорастущей организацией в США, ее членов боялись и ненавидели из-за их беспримерной жестокости.

В 2005 году Уиднер женился на Джули Ларсен, и год спустя у пары родился сын. Отцовство полностью изменило Уиднера: при поддержке жены он решился покинуть нацистское движение.

Несмотря на угрозы и давление, Уиднер порвал с нацистами. Но, по его собственному признанию, у него ушли годы, чтобы «вновь стать человеком».

Но была еще одна проблема, мешавшая Уиднеру стать нормальным членом общества, — татуировки, целиком покрывавшие его лицо. Несмотря на все усилия, он ничего не мог с ними поделать.

Его жена признается: Брайон был из-за этого в таком отчаянии, что она боялась отчаянных поступков с его стороны. «Я был всерьез готов смыть их с лица кислотой», — признается Уиднер.

В конце концов, Джули связанась с гуманитарной организацией Southern Poverty Law Center, которая помогает людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию реинтегрироваться в общество. Там согласились помочь Уиднеру.


Представители организации нашли пластического хирурга, который согласился взяться за сведение татуировок Уиднера, и благотворителя, который анонимно заплатил $35 000 за процедуру.

На сведение татуировок ушло почти полтора года, Уиднеру прошлось пройти через два с лишним десятка чрезвычайно болезненных процедур.

Доктор Брюс Шак, руководитель отделения пластической хирургии медицинского центра Университета Вандербильда в Нэшвилле предупредил Уиднера: «в ходе процедур вы будете чувствовать себя так, как будто получили самый страшный из возможных солнечных ожогов. Кожа будет опухать, саднить и болеть, но постепенно придет в норму».

Заживление между процедурами было долгим и мучительным, но когда кожа в очередной раз успокаивалась, Брайон без колебаний шел на следующую процедуру, полный решимости поскорее пройти весь путь до конца. В конце концов, на лице остались только шрамы — гораздо менее заметные, чем можно было ожидать.

Брайон уже стал героем нескольких документальных и художественных лент, повествующих об истории его решительного разрыва с нацизмом.

Брайон с удовольствием делится своей историей разрыва с нацизмом, надеясь, что его страдания, пережитые в ходе расставания с татуировками, удержат молодых людей от опасного шага.

«Помни, ты никому ничего не должен, — говорит Брайон молодежи. — Сделай шаг назад. Помни: мир, в конце концов, нанесет тебе ответный удар. Не отказывайся от своей жизни и помни: ненависть имеет последствия».

Источник